ПоискSr
26 августа 2019 г.
Комментарии
Интервью

Георгий Руссу

Заместитель директора Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией

Дела жертв трудового трафика «маринуют» в судебных инстанциях

Centrul de Investigatii Jurnalistice (CIN)

Одно из самых громких дел, возбужденных по факту торговли людьми в 2009 году, все еще в процессе рассмотрения в первой инстанции и нет никаких признаков того, что приговор будет вынесен в скором будущем.

Фотография недели
80_4dff5b0def856
80_4dff5b14244d9
125_4dff5b08de461

Флэш-моб "+1 голос" для мобилизации избирателей © Moldova Azi

Жизнь на обочине

Они живут на улице, могут не ходить на работу каждый день, не следят за модой и не оплачивают коммунальные услуги. Кто-то относится к ним с жалостью, а кто-то считает их по-настоящему свободными. Как живут бездомные люди, поддаются ли они социальной реабилитации, и как общество может помочь им – обо всем этом в сегодняшнем материале.
Ирина Колойденко, газета «Караван», Приднестровье, 23 июня 2011 г., 11:18

Часть 1. Второй шанс

Бушан Наталия Григорьевна - директор МУ «Тираспольская социальная помощь на дому одиноким, престарелым и нетрудоспособным гражданам». Учреждение, которое возглавляет Наталия Григорьевна, занимается, в том числе и помощью бездомным людям. Совместно с Органами внутренних дел сотрудники Тираспольской соцпомощи находят людей, оказавшихся в трудной ситуации, активно сотрудничают с Республиканской клинической больницей, куда чаще всего доставляются лица без определенного места жительства (БОМЖ). Социальные работники занимаются оформлением и помещением бездомных людей - нетрудоспособных и престарелых - в специализированные госучреждения, восстанавливают им утраченные документы. Наталия Григорьевна говорит, что сегодня содействие оказывается всем, кто обращается за помощью. Главное, чтобы со стороны самого бездомного имелось желание что-то изменить. А чтобы его вопросом начали заниматься социальные службы, ему следует обратиться с письменным заявлением в госадминистрацию.

Благодаря работе учреждения, которым руководит Наталия Григорьевна, бывший афганец Павел Яковлевич Смоляной 1953 года рождения нашел долгожданный приют в столичном Доме-интернате для престарелых граждан и инвалидов. Павел Яковлевич злоупотреблял спиртными напитками, в итоге потерял родительскую квартиру, утратил родственные отношения с близкими, в частности, с дочкой, остался без крыши над головой. 2 года Павел жил у знакомых, в подвалах, на улице, вел бродячий образ жизни, оставшись без документов. Мне Павел Яковлевич сказал, что их у него украли. Однажды с ним произошел несчастный случай, в результате которого Павел получил ожог второй степени нижних конечностей. Одну ногу пришлось ампутировать. Более 9 месяцев сотрудники социальной службы занимались судьбой Павла Яковлевича. Все это время он провел в республиканской больнице. Как говорит Наталия Григорьевна, медики - люди гуманные - просто не могли выкинуть его на улицу.

Несмотря на то, что, на тот момент Павел Яковлевич не достиг пенсионного возраста, его удалось определить по решению Тираспольского городского Совета народных депутатов в Дом-интернат для престарелых граждан и инвалидов. Все то время пока Павел находился в больнице, он не прикасался к спиртному, там же увлекся чтением книг. Сейчас он проживает в Доме-интернате, и, несмотря на то, что передвигается на коляске, и, как он сам утверждает, у него появился смысл жизни. Павел Яковлевич много читает, лично для него в комнате установлено два книжных шкафа, он всегда побрит и ухожен. Отношения с дочкой наладились, она приезжает навещать отца. Павел мечтает увидеть внуков, и очень благодарен всем, кто принимал участие в его судьбе. Теперь он признает, что допустил ошибки в своей жизни. Но главное, что человек это понял, и важно, чтобы не побоялся начать жизнь с чистого листа. А людям, которые сегодня находятся в трудной ситуации, Павел Яковлевич советует не отчаиваться: «Бывает и хуже. Не теряйте надежду на лучшее. Обращайтесь к людям, вам всегда помогут. Главное всегда оставаться человеком».

Свой приют Павел Смоляной уже нашел, а вот судьба следующего нашего героя пока не решилась. Юрий Борисович Фиделин 1947 года рождения сейчас лежит в республиканской клинической больнице. После смерти жены, приемная дочь выгнала Юрия на улицу. Сделать это было нетрудно, так как прописан он был временно. Поначалу у сотрудников соцпомощи встал вопрос, как бы определить Фиделина в МУ «Дом-интернат для престарелых граждан и инвалидов города Тирасполя». Но и в этом случае не все решалось так просто. По словам Наталии Григорьевны, у каждого учреждения свой устав и свои условия для принятия граждан. На бюджетную основу в Дом-интернат для престарелых и инвалидов берут одиноких людей, а остальным оплачивать проживание должны родственники.

Понятно, что у лиц, без определенного места жительства, как правило, не находится родных, готовых платить. Наталия Григорьевна говорит, что в порядке исключения эту проблему решить можно: «Если ситуация действительно критическая, то в виде исключения мы направляем документы в городской Совет народных депутатов. Только после решения горсовета мы определяем, сможем ли мы человека на бюджетную основу поместить, несмотря на то, что у него нет для этого особых оснований в первоначальной стадии».

Но когда Юрий прошел медкомиссию, был осмотрен психиатром и наркологом, было определено заключение - хронический алкоголизм и психиатрическое заболевание.

Теперь его пытаются определить в ГУ «Тираспольский психоневрологический Дом-интернат». Сейчас Фиделину изготавливается новый паспорт, в этом деле очень помогли и бывшие соседи Юрия Борисовича, в частности, они оплатили услуги фотографа. Сотрудники соцпомощи по части оформления документов занимаются только нетрудоспособными и престарелыми людьми. Остальные из тех, кого называют бомжами, вынуждены решать свои проблемы самостоятельно.

В Комитете по социальной политике, здравоохранению, труду, вопросам семьи и детства Верховного Совета ПМР нам сообщили, что вся система социальных льгот и выплат привязана к месту постоянной прописки. Это значит, что без нее бездомный не сможет встать на учет в центр занятости. А прописаться, не имея жилья, под силу далеко не каждому бездомному. В этом случае в госадминистрации идут им навстречу. Если такой человек обращается в госадминистрацию, ему может быть предоставлена прописка в общежитии без права проживания. В тираспольском общежитии по улице Текстильщиков, 38 - место прописки людей без определенного места жительства. Прописка дает возможность бездомным людям вставать на учет в центр занятости, пользоваться льготами, оформить пенсию. Понятно, что жилье бездомный вряд ли быстро получит. Чтобы встать на очередь по улучшению жилищных условий, надо как минимум 5 лет прожить в городе с постоянной пропиской. Зато с документами он сможет устроиться на нормальную работу и снять квартиру.

Часть 2. Приюты

Оформление (восстановление) документов - процедура не из быстрых. Все это время человеку нужно где-то жить. Государственных приютов у нас нет. В советское время содержанием и отправкой на «перевоспитание» лиц без определенного места жительства занималась милиция. При ней работали специальные приемники-распределители, где человек проходил медицинское обследование, получал одежду, питался и мог проживать до 30 суток. За это время устанавливалась его личность, ему делали документы, разыскивались его родственники. Потом лиц БОМЖ распределяли - кого-то в лечебно-трудовые профилактории (ЛТП), кого-то в воспитательно-трудовые профилактории, кого-то в Дома-интернаты для престарелых и подобные учреждения. Снова оказаться на улице такой человек, конечно, мог, но только имея огромное на то желание.

Сегодня приемников-распределителей у нас не существует. По роду деятельности сотрудникам милиции и сейчас приходится работать с лицами без определенного места жительства. Но если в советское время бродяжничество и тунеядство считались асоциальными явлениями и преследовались законом, то сейчас понятие «бомж» непосредственно в административном и уголовном кодексе отсутствует. Это значит, что даже при большом желании помочь милиция не всегда может это сделать.

«Проблема с лицами бомж обостряется в основном зимой. Естественно, что забота государства должна заключаться хотя бы в том, чтобы не дать им замерзнуть, на время их приютить, оказать медпомощь, накормить, обогреть. Но мы не можем их содержать, у нас на это нет правовых оснований. У нас есть специализированные учреждения для лиц, совершивших административное правонарушение. В данном случае обитание в республике без определенного места жительства не считается правонарушением. И если бомж не нарушил закон, то у нас нет оснований для его задержания», - рассказывает начальник Управления милиции общественной безопасности Министерства внутренних дел ПМР, полковник милиции Олег Степанович Михайлов.

Но не помочь людям, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации, - тоже нельзя. Поэтому милиция совместно с соцслужбами периодически одевает их, а в холодное время года по указанию Министра МВД ПМР - кормит и содержит в отделениях. Там же ведется учет лиц бомж. Так, во время сильных морозов на 1 квартал 2009 года по республике было зарегистрировано около 200 человек данной категории. Но эта цифра может варьироваться. Во-первых, не все лица бомж попадают в милицию, во-вторых, по словам Олега Степановича, такие люди живут от силы 5-7 лет. Наиболее бедственное для таких лиц время года - зима.

«Создать приемники-распределители - было бы выходом из этой ситуации. В большей степени они нужны на зиму. По нашей республике лиц бомж не так много. Они концентрируются, в основном, в Тирасполе и Бендерах. Было бы хорошо открыть в этих городах что-то типа ночлежек на 20-30 мест, где эти люди смогли бы получить еду, одежду и кров, а также медико-психологическую помощь», - рассказывает Олег Степанович.

Открытие приютов могло бы решить проблему не только с бездомными, но и с людьми, ведущими асоциальный образ жизни, считает депутат ВС ПМР Григорий Иванович Дьяченко. «Я считаю, что открытие приюта просто необходимо. И если мы не постесняемся профинансировать обустройство такого приюта, то сможем решить проблему не только с бездомными, но и с людьми, которые ведут асоциальный образ жизни, за услуги не платят и доставляют многим приднестровцам неудобства. Что касается бездомных, то им надо помогать. Среди них есть и те, кто освобождается из мест лишения свободы. Часто их выписывают без их же ведома. Иногда родственники производят это обманным путем, приходят на свидание, просят что-то подписать. В итоге, когда люди освобождаются, им негде жить. У меня на участке такие две женщины. Сейчас решаем вопрос, чем им можно помочь. Никто не просит строить отдельное здание под приют. У нас есть общежития с пустующими комнатами, где люди проживают по договорам коммерческого найма. Можно спокойно освободить один такой дом и приспособить под приют для бездомных. А вместо комнат в этом общежитии нужно ввести койко-места», - отметил Григорий Иванович.

Открытие приюта - давно назревшая необходимость. Но каким он будет - тоже немаловажный вопрос. Многие европейские государства предпочитают создавать приюты открытого типа. Сюда можно прийти в любой момент, поесть, переодеться, получить медицинскую помощь и даже деньги. Но также легко можно и покинуть такой приют.

«Разве это помощь? - говорит Олег Степанович, - На Украине открылись приюты для несовершеннолетних детей свободного посещения: пришел, поел, ночь поспал, оделся и ушел. Никакой реабилитационной и воспитательной работы с этим ребенком провести нельзя. Сказать, что это нормальная забота государства об этих лицах, нельзя. Тем более что эти приюты открыты общественными организациями, у которых функции и полномочия ограничены. Поэтому с ними никакой работы не проводится, кроме оказания первой необходимой помощи. В таких случаях дети не хотят менять свою жизнь. А мы попросту воспитываем в них иждивенчество».Точку зрения Олега Степановича поддерживает и Наталия Григорьевна: «Люди просто привыкают жить за счет государства. А налогоплательщики кормят, одевают и содержат их».

В России и на Украине благотворительной помощью занимаются общественные и религиозные организации. Наши организации помогают по большей части детям и малоимущим семьям. Но есть и такие, которые оказывают помощь бездомным.

В 2004 году Министерство внутренних дел совместно с Министерством просвещения ПМР и Тираспольско-Дубоссарской Епархией организовало благотворительный фонд - «Детству - забота и внимание». Председателем фонда является Олег Степанович Михайлов. «Мы занимаемся не только детьми, но и проблемами взрослых и престарелых, и в том числе лиц бомж. Когда у нас есть гуманитарная помощь, мы выделяем какую-то ее часть на престарелых граждан, на малоимущие семьи, а также лицам БОМЖ. Раздача вещей для последней категории осуществляется непосредственно через центры вытрезвления граждан. Зачастую бомжи злоупотребляют спиртными напитками. В этом случае мы имеем право их задерживать и помещать в эти центры. После этого тех, кто попадает к нам не в первый раз, мы можем отправить на принудительное лечение в Лечебно-трудовой профилакторий. Когда мы их оформляем в ЛТП, у них зачастую нет одежды. А в ЛТП требования такие, что человек должен иметь при себе одежду, даже летом - зимнюю».

Помогают бездомным людям вещами и службы соцпомощи при государственных администрациях. «Ежемесячно по 3-4 человека из категории таких людей мы одеваем. Широкой рекламы мы не ведем, так как у нас нет в достаточном количестве гуманитарного груза, чтобы помочь всем нуждающимся. И, хотя у нас есть группа по сбору и реставрации одежды, условия и средства для того, чтобы мы могли принимать от населения гуманитарные вещи бывшие в употреблении и обрабатывать их в соответствии с требованием санэпидемстанции у нас отсутствуют. Эту услугу надо оплачивать, а в наше учреждение финансирование на эти цели не поступает».

В России действует немало приютов при православных церквях, монастырях. В ПМР таких приютов пока нет.
Периодически Тираспольско-Дубоссарской епархией проводятся акции, когда людей кормят бесплатно. Пресс-секретарь епархии игумен Христофор сообщил, что миссионерский и социальный отделы епархии разработали проект, согласно которому планируется открыть столовую на постоянной основе. Для этих целей будет выкуплено или построено отдельное здание. «К этому проекту мы стараемся подключать многих людей, спонсоров, чтобы можно было осуществлять совокупную благотворительно-социально-духовную деятельность. Хотелось бы все это совместить воедино, чтобы человек получал не только утешение в пище, но и утешение в слове Божьем, добром наставлении и просто ощущении, что его любят, он кому-то нужен и о нем заботятся. Планируется начинать этот проект с малоимущих семей, в первую очередь, детей. Работая с социальными службами, мы постепенно сможем кормить и бездомных людей», - рассказывает игумен Христофор.

Один небольшой приют для бездомных все-таки имеется в Приднестровье. Он открыт при церкви Христа Спасителя (полного Евангелия) автономной некоммерческой организацией по оказанию социальной помощи населению «Нью-лайф». Приют построен по типу христианской общины, располагается в Слободзее, рассчитан на 20 мест. Сейчас в нем проходят реабилитацию 7 человек. Трое из них - люди бомж, четверо - лечатся от алкоголизма. Срок реабилитации составляет, как правило, один год. За этот период бездомные оформляют документы, устраиваются на работу, находят жилье. Так как организация находится на самообеспечении - все подопечные приюта трудятся.

Замдиректора «Нью-лайфа» Татьяна Михайловна Суховерхова рассказала, что в приют принимают не всех желающих. Но каждому дается шанс - двухнедельный испытательный срок.

Попасть в этот приют мечтает следующий наш герой - 55-летний Виталий Владимирович Дроздов. Мы встретили его на улице Тирасполя. Сам он с Ближнего Хутора, рассказывает, что дом его мать продала, а родная сестра отвернулась от него. Три года он живет без крыши над головой. Виталий добрался бы в приют сам, но водители маршруток отказываются его везти, даже с оплатой. Зимой он отморозил пальцы на ногах, в больнице их отрезали. Сегодня Виталий Владимирович ходит с палочкой, рассказывает, что не пьет и готов работать сколько угодно, только бы вернуться к нормальной жизни. По просьбе Виталия я позвонила в слободзейский приют. Татьяна Михайловна назначила ему встречу. Пусть небольшой, но свой шанс на новую жизнь он получил.

Часть 3. Что думает общество

Все наши герои категории бомж говорят, что люди их не обижали, старались помогать - кто одежкой, кто кормежкой, кто деньгами. По-видимому, еще живы у нас гуманность и милосердие. Теперь узнаем, что думают про бомжей другие представители нашего общества.

Елена, 23 года, сама помогла подруге, когда той было тяжело с жильем: «Незнакомым бездомным людям я не помогала, но хотела бы, главное, чтобы была такая возможность. С одной стороны, эти люди сами себе испортили жизнь, потому что пьют. Но есть и такие, которым действительно негде жить, и работу они не могут найти. Допустим, дети с приютов, которые не получали жилья. Приюты для бездомных должны быть обязательно, чтобы людей там кормили, они могли искупаться, переночевать, согреться».

Светлана, 37 лет, работает на Бендерском рынке, встречается с бездомными людьми ежедневно, чем может сама помогает им (угощает едой): «Беспокоит меня эта проблема. Я считаю, что все люди должны быть обеспечены жильем. В каком-то плане они виноваты сами, потому что у людей должно быть немного больше силы воли, стремления жить лучше и стараться как-то наладить свое существование. Приюты открыть, думаю, стоит, и помогать всегда нужно».

Евгений, 34 года, к бездомным относится с жалостью: «Не могу сказать, что я благотворитель, но несколько раз, бывало, помогал бездомным. Обычно деньгами, но пару раз они меня просили купить хлеб, потому что в магазине их отказывались обслуживать. Считаю, что бездомные не берутся из ниоткуда. У каждого своя история того, как очутился на улице. Но в целом тяжёлое экономическое положение, мизерное гособеспечение социальных проектов - главная, на мой взгляд, причина их появления. Ну и криминал, конечно. Есть люди, готовые за квартиру не то, что на улицу выгнать, но и на тот свет отправить предыдущего владельца. Считаю, что проблему ныне существующих бездомных можно решить организацией социальных ночлежек или общежитий. Других вариантов не вижу. На отдельное жильё этим гражданам рассчитывать не приходится. Только «казённый» дом.

Материал опубликован в рамках проекта «Укрепление потенциала приднестровских СМИ в освещении социальных и экономических вопросов», осуществляемого Центром независимой журналистики (ЦНЖ), при финансовой поддержке Посольство США в Молдове. Мнения, выраженные здесь, принадлежат авторам и не отражают взгляды донора".



Мнения читателей
Последние коментарии:
Нет комментариев.
Авторизируйтесь чтобы иметь возможность комментировать.
T