ПоискSr
22 октября 2018 г.
Комментарии
Интервью

Георгий Руссу

Заместитель директора Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией

Сергей Афанасенко: История человека с неограниченными возможностями

Виктория Нагорная/Зарина Алимбаева

Сергей Афанасенко - вице-президент паралимпийского комитета РМ, президент ассоциации инвалидов «Invaport», экс-депутат парламента Молдовы.

Фотография недели
80_4dff5b0def856
80_4dff5b14244d9
125_4dff5b08de461

Флэш-моб "+1 голос" для мобилизации избирателей © Moldova Azi

Дела жертв трудового трафика «маринуют» в судебных инстанциях

Одно из самых громких дел, возбужденных по факту торговли людьми в 2009 году, все еще в процессе рассмотрения в первой инстанции и нет никаких признаков того, что приговор будет вынесен в скором будущем.
Centrul de Investigatii Jurnalistice (CIN), 28 февраля 2011 г., 14:45

Это дело о молдаванах, вывезенных на работу в Россию, но вскоре вернувшихся домой - пешком, без денег и без документов, которые у них отобрали, гонимых стремлением спастись от работодателя, также молдаванина, избавиться как от кошмарного сна. И прокуроры, и адвокаты обеих сторон в унисон отвечают - дело до сих пор в первой инстанции из-за самих пострадавших, которые не являются на судебные заседания.

В 2008 году десятки людей из районов Флорешть, Шолдэнешть, Орхей, Сорока, Сынджерей, Теленешть согласились поехать на сельскохозяйственные работы в Россию в составе бригады, организованной Дмитрием Бучко, 28-летним жителем села Продэнешть района Флорешть. По утверждениям полиции, ему помогала женщина, Родика Санду, 25 лет, уроженка того же села. «Они предложили нашему старшему сыну поехать в Россию, оформили паспорт и одолжили денег. Но сын заболел (проблема с почками) и не смог поехать, тогда я согласился поехать вместо него на заработки и таким образом вернуть им одолженные деньги», - говорит Ион Казаку из села Николаевка, район Флорешть, один из членов бригады, организованной Д.Бучко. «Мы договорились, что я поеду на три месяца, а насчет оплаты не условились о конкретной сумме, он мне сказал: «Как будешь работать, так и получать будешь».

«Приднестровскую таможню прошли тайком»

«7 февраля 2008 года Дима взял меня и еще 5 мужчин из Николаевки и на своем автомобиле привез к себе домой, в село Продэнешть, - продолжает свой рассказ Ион Казаку. - В тот день там собралось около 50 человек, то есть бригада, как он называл. Приехал автобус и отвез всех нас в Кишинев, а оттуда - на другом автобусе поехали в Россию. Приднестровскую границу прошли без проверки документов. Дима собрал все паспорта и сам отправился в кабинку приднестровцев. Никто не проверил, те ли мы люди, чьи паспорта им представили, или нет. На украинской таможне нам уже раздали паспорта. Потом поехали дальше, пока не добрались до российского Белгорода».

Ион Казаку, вместе с еще несколькими односельчанами, работал на земельных угодьях села Федосеевка, неподалеку от Белгорода. Они утверждают, что их поселили в какие-то строения бывшего колхоза - гаражи, помещение тракторной бригады, здание бывшего правления.

Паспорта, хранимые у работодателя

«Там у нас отобрали паспорта, которые потом никто не получил назад». На следующий же день нас вывели на работу. Поскольку был февраль, многие мужчины из бригады простыли, однако работодатели даже слушать не хотели о лекарствах. Им сказали, что они еще не заработали денег на лекарства. Позвонить домой - никакой возможности. Большинство работников рассказывают, что работали без выходных с 7 утра до 9 вечера, без отдыха, за исключением перерыва на обед.

«Местные жители сказали мне, что их дневная норма - почистить 8-9 деревьев в день, а время работы - с 8.00 до 14.00. Мы же должны были чистить по 20 деревьев в день. Работали мокрые, вымазанные грязью, изорвали всю одежду и обувь, с которой выехали из дома», - рассказывает Ион Казаку.

На коленях - на прополке клубники

«Весной, в апреле месяце, нас отправили на обрезку кустов смородины, потом на прополку клубники. Клубника была высажена рядами длиной в 500 метров. Ползая на коленях, выискивали кусты клубники и вручную пропалывали вокруг них, а на следующий день уже проходили по ряду мотыгой - рыхлили да окучивали. За один такой ряд, с которым управлялись за два дня, нам сообщили, что будут платить в перерасчете на наши деньги 10 леев (меньше 1 доллара). Представляете? А он получал за один ряд по 30 долларов».

Бежал и отправился пешком в Молдову

«В дни, когда работали на прополке клубники, Дима каждую ночь будил меня, вызывал к себе, унижал, обзывал всякими грязными словами, упражнялся в боксе, нанося мне удары под ребра, и все напоминал, что я ему должен деньги. Угрожал по всякому, говорил, что если донесу на него или сбегу, изнасилует, обломает руки и ноги и никто в России не станет заниматься мной, поскольку у меня нет ни документов, ни права находиться на территории этой страны. 13 апреля я сбежал. Шмыгнул в лес и бежал без оглядки часа четыре. Остановился только в населенном пункте Старый Аскол», - взволнованно вспоминает все пережитое Ион Казаку.

Среди жертв - несовершеннолетний

После Иона Казаку от работодателя Бучко сбежали еще несколько человек, отработав два месяца, и пешком отправились домой, в Молдову. Среди них и 17-летний юноша, Павел Х. В ходе первых показаний офицерам оперативной службы Кишиневского главного комиссариата полиции, снятых на видео, мальчик сказал, что сбежал через два месяца вместе с еще тремя взрослыми, которые уже не в силах были выдерживать работу в таких тяжелых условиях. Среди них и Алена Р., 31-летняя жительница села Николаевка.

«Поехала на прополку свеклы, вместе с группой из примерно 30 человек, - рассказала Алена полиции. Нам сказали: кто будет работать хорошо, получит хорошие деньги - около 3000 леев в месяц (то есть, примерно 250 долларов США). Я проработала там 2 месяца и сбежала, потому что нас очень сильно «обижали». Кто меньше работал, не получал еду. Я, например, собрала два ящика смородины и меня лишили порции. Сбежала оттуда в 1 ночи. Все хотели домой, но боялись его. Домой добралась через 2 месяца, поработала еще у каких-то корейцев на Украине».

Избита за банку молока?

Большинство из тех, кто появляется в оперативных видеозаписях, снятых офицерами ГКП, говорят, что были очевидцами сцен насилия, и что хозяева чаще всего избивали девушку по имени Оксана. «Я видел как Дима бил одного мужчину, а однажды Родика избила девушку по имени Оксана, - говорит Александр, другой мужчина, работавший в Белгородской области. Одна старая женщина из села принесла нам банку молока, из которой пили несколько человек, а они подумали, что мы даем сельчанам вишню, которую собирали. Вечером та женщина из села пришла к нам, там где мы жили, и сказала им: Если я дала ей банку молока, разве ее нужно бить за это? Почему вы ее избиваете, если она ни в чем не виновата?».

Из-за страха люди не обращались в полицию

Большинство добрались до дома, нелегально перейдя границу, поскольку не имели паспортов. Ион Казаку пробрался в Молдову через Приднестровье, обойдя контрольные посты. Он утверждает, что на границе с Украиной попытался сказать таможенникам, что с ним приключилось, и что не имеет паспорта, поскольку паспорт отобрали, но его не стали слушать.

Из страха или незнания закона, возвратившиеся не обратились в полицию, чтобы написать заявление против Д. Бучко. Однако о случившемся с ними все же узнали офицеры оперативной службы Кишиневского главного комиссариата полиции. Они начали предварительное расследование и 3 марта 2009 года арестовали Родику Санду. Как сообщает полиция, Родику Санду нашли в ее собственной 4-комнатной квартире в столице, которую недавно купила за 63 тысячи евро. Там полиция нашла более ста удостоверений личности и несколько расписок о взятых в долг деньгах. Полиция утверждает также, что нашла у Родики Санду несколько паспортов людей, находившихся в России. Дмитрий Бучко был объявлен в розыск, а спустя 8 месяцев его задержали. И Родика Санду, и Дмитрий Бучко несколько дней содержались под предварительным арестом, затем их освободили с подпиской о невыезде за пределы страны. Им предъявлено обвинение по трем статьям Уголовного кодекса: 165 (торговля людьми), 168 (принудительный труд) и 360 (изъятие, хищение или сокрытие документов).

 

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод предусматривает в статье 4, что:
- Никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии.
- Никто не должен привлекаться к принудительному или обязательному труду.

Закон Республики Молдова о предупреждении и пресечении торговли людьми предусматривает в статье 20, что:
   - Жертвам торговли людьми предоставляется помощь в целях физической, психологической и социальной реабилитации посредством реализации специальных медицинских, психологических, правовых и социальных мер.
   - Жертвам торговли людьми предоставляется защита и оказывается помощь со стороны органов публичного управления, Национального комитета, территориальных комиссий по пресечению торговли людьми в пределах их компетенции и в соответствии с настоящим законом и другими нормативными актами.

Лица, которые были или являются жертвами торговли людьми, могут обратиться за помощью в следующие учреждения:

Горячая линия по продвижению надежной миграции, Центр «La strada» 
-  0800 77777 - бесплатно;
373 22 233309 - из-за рубежа;

Горячая линия в Приднестровье,
Неправительственная организация «Interacţiune»: 08008888 - бесплатно;
373 533 860 30 - из-за рубежа;

В Министерство труда, социальной защиты и семьи,
Национальное подразделение по координированию SNR:   373 22 727274 

Парламентские адвокаты - 23 48 00;

Центр по предупреждению торговли женщинами  - 27 54 62;

Районные прокуратуры; полиция, примэрии.

 

Некоторые жертвы изменили свои показания

Дело названных двух лиц рассматривает Суд района Флорешть, а обвинение поддерживает заместитель районного прокурора Серджиу Крецу. До сих пор было заслушано несколько пострадавших, вот только заявления некоторых в судебной инстанции не совсем соответствуют показаниям, изложенным полицейским, утверждает Серджиу Крецу. Полицейским заявили одно, а в судебном заседании говорят другое. Но самое интересное, что никто не имеет претензии к обвиняемым, говорит прокурор. Все же, он исключает, что пострадавших вынудили изменить показания угрозами или деньгами, сказав, что никто из них не жаловался на то, что подвергался давлению или запугиванию (!).

Четыре жертвы исчезли

Пятница, 11 февраля. К зданию Флорештского районного суда подъезжает автомобиль марки «Nissan Almera», за рулем которого находится адвокат из Кишинева Силвиу Бурлаку. Из автомобиля адвокат выходит в сопровождении своих клиентов Родики Санду и Дмитрия Бучко. Приехали на 22 по счету судебное заседание по их делу, назначенное на 10.00. Кажутся подготовленными к новому переносу заседания и винят в этом пострадавших, которые уже не являются в суд. Не хотят больше беседовать ни с одним журналистом, недовольные тем, что в прошлом году один корреспондент не воспроизвел в газете все сказанное ими. Аналогичное недовольство выражает и адвокат Силвиу Бурлаку, который отказывается даже дать интервью в Кишиневе. «Из-за вас я потерял родителей», - только это сказал нам Дмитрий Бучко, ссылаясь на смерть его родителей в то время, когда он находился под следствием по обвинению в торговле людьми.

Новая отсрочка

Заседание начинается и прокурор сообщает, что четыре пострадавших и один свидетель, которых осталось еще заслушать, снова не явились на заседание и привести их в суд в принудительном порядке не было возможности, поскольку их не нашли по месту жительства, указанному в удостоверении личности. Результат - новая отсрочка, заседание перенесли на 5 марта.

Двух вызванных в суд пострадавших, сообщает прокурор, на данный момент нет в селе (Ион-Водэ, район Флорешть), неделю назад уехали, мужчина из села Похоарна уехал в Россию в 2009 году, а четвертая жертва - женщина из Орхей, не проживает по указанному в документах адресу. И мы отправились по месту жительства женщины из Орхей, однако соседи подтвердили, что она действительно прописана по этому адресу, но давно не живет там.

«Я не вправе использовать заявления этих пострадавших, сделанные в полиции, поскольку тогда не была проведена очная ставка с обвиняемым. Если бы в деле была такая очная ставка, я мог бы использовать ее в судебном заседании и таким образом можно было рассматривать дело в их отсутствии», - утверждает прокурор Серджиу Крецу.

Утерянные «в пути» обвинения. В чью пользу?

В видеозаписях, сделанных офицерами оперативной службы КГКП в 2009 году, большинство жертв трафика с целью трудовой эксплуатации говорили, что слышали, что некоторые женщины из бригады Дмитрия Бучко якобы подвергались сексуальному насилию с его стороны. «В переданном мне деле не фигурирует ни одно подобное обвинение и в ходе судебных заседаний никто не жаловался на такое», - отвечает прокурор. А еще он говорит, что и о том, якобы Бучко избивал кого-то, в суде не было никаких заявлений. Зато в материалах оперативного дознания, составленных полицией, такие обвинения фигурируют. Они кажется повисли в воздухе из-за того, что не были расследованы. Между прочим, во Флорештскую районную прокуратуру, которой было передано возбужденное в Кишиневе дело, не дошли сделанные полицейскими видеозаписи, в которых пострадавшие подробно рассказывают о разных деталях, способных стать основанием для инкриминирования обвиняемых. Прокурор Серджиу Крецу говорит, что даже не знал о существовании таких видеозаписей и что видел лишь несколько отрывков «когда-то, в в телепередаче «Mesager». Для того, чтобы они стали частью уголовного дела, их следовало процессуально зафиксировать, говорит Серджиу Крецу, и передать вместе с остальными материалами. С другой стороны, представители ГКП говорят, что это оперативные видеозаписи и фактически никто из тех, кому было передано дело, не запросил их.

Некоторые пострадавшие устали от нескончаемых судебных заседаний, другие отказываются приходить, поскольку не имеют денег на проезд, а третьи снова уехали на заработки за рубеж, чтобы обеспечить свои семьи. Пострадавшие считают, что процесс продвигается «со скрипом» из-за того, что дело передали в Флорешть, где все знают друг друга. Периодичность, с которой в последнее время проводятся судебные заседания по этому делу, просто поразительная. Одно заседание было 11 ноября 2010 года, следующее - через 3 месяца, 11 февраля 2011 года. Официально объявленных мотивов много, в том числе отпуск судьи. Прокурорам, однако, столь длительное рассмотрение дела в суде кажется нормальным при таком большом числе пострадавших. Гарантий, что пострадавшие, которых еще осталось заслушать, явятся в суд, практически нет. Так что движение по замкнутому кругу продолжается.

Расследование выполнено в рамках Кампании «Журналисты за права человека», проводимой Центром журналистских расследований при поддержке Посольства США в Молдове.

Центр журналистских расследований

 



Мнения читателей
Последние коментарии:
Нет комментариев.
Авторизируйтесь чтобы иметь возможность комментировать.
T