ПоискSr
20 сентября 2020 г.
Комментарии
Интервью

Георгий Руссу

Заместитель директора Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией

Дела жертв трудового трафика «маринуют» в судебных инстанциях

Centrul de Investigatii Jurnalistice (CIN)

Одно из самых громких дел, возбужденных по факту торговли людьми в 2009 году, все еще в процессе рассмотрения в первой инстанции и нет никаких признаков того, что приговор будет вынесен в скором будущем.

Фотография недели
80_4dff5b0def856
80_4dff5b14244d9
125_4dff5b08de461

Флэш-моб "+1 голос" для мобилизации избирателей © Moldova Azi

Кишинев «забыл» про саммит ОБСЕ в Астане

В столице Казахстана 1-2 декабря прошел саммит ОБСЕ - впервые после 11-летней паузы. В мероприятии приняли участие высокопоставленные чиновники из 56 стран-участниц, а также официальные представители 16 государств-партнеров.
Денис ЧЕНУШЭ, 3 декабря 2010 г., 15:49

Для молдавской общественности повестка саммита оказалось неизвестной, хотя от деятельности этой международной организации зависят региональная стабильность и безопасность, а на практике, и сохранение хрупкого баланса и политического спокойствия в «замороженных конфликтах».

В связи с предвыборной суматохой и итогами досрочных парламентских выборов дипломатический порыв Кишинева несколько иссяк. Внимание молдавского политического бомонда сконцентрировано на постэлекторальное оформление политической сцены. По объективным, но вполне предсказуемым причинам, саммит ОБСЕ в Астане остался в стороне из-за «политических разборок», связанных с вопросом создания наиболее выгодных и надежных «альянсов» для будущего правления страны. В настоящее время, все дипломатические и политические усилия Кишинева направлены на то, чтобы найти спасительное решение для предотвращения новых политических, институциональных или конституционных  кризисов. Вместе с тем, ситуация в Молдове, где идет работа над решением внутренних проблем, не может остановить или повлиять на дискуссии саммита ОБСЕ. Пока в сердце Евразии обсуждаются вопросы международного, регионального и местного значения, молдавские политические силы озабочены решением внутреннего политического уравнения.

Пассивность Кишинева, активность Москвы

Официальные пресс-службы госструктур молчат - чиновники заняты зондированием политического поля и анализом различных вариантов для последующего политического выживания. Премьер-министр Влад Филат выжидает содействие Запада для установления либерально-демократического правления, с небольшим исключением по сравнению с ситуацией  2009 года, которое заключается в вопросе избрания президента страны.

Аргумент, по которому Михай Гимпу отказался участвовать в саммите ОБСЕ, дисквалифицирует его как временного исполняющего обязанности главы государства, в обязанности которого входит и представление страны на международной арене, защита и продвижение интересов отчизны. Действительно, лидер либералов понимает, что выборы подорвали его авторитет, в том числе в международном плане. Также, для Михая Гимпу более важно быть на месте тогда, когда на кону стоит будущая структура власти, в надежде снова добиться влиятельных позиций для своей партии.

В любом случае амбиции политических партий не внедряются в схемы возможно действенных альянсов, а сокращение числа конкурентов только частично облегчает ведение переговоров. Внутренняя мобилизация контрастирует с апатией перед саммитом ОБСЕ в Астане, где Россия хочет навязать свою позицию, по меньшей мере, по двум важным для интересов Молдовы пунктам - контроль над обычным вооружением и модернизация позиций относительно урегулирования конфликтов, особенно «замороженным».

В период до выборов молдавские политические силы настаивали на включении вопроса о «согласии страны, на территории которой находится обычное вооружение», в контексте дискуссий о принятии адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). В своем послании к генсеку НАТО, и.о. президента страны Михай Гимпу твердо попросил соблюдать этот принцип, игнорируемый российской стороной, которая отказывается или затягивает вывод из приднестровского региона своего военного арсенала. В повестке бывшего руководства страны фигурировал и вопрос о реформировании переговорного механизма путем преобразования миротворческой миссии в международную гражданскую операцию под эгидой ОБСЕ. В политических кулуарах некоторые политформирования продолжали ратовать даже за учреждение международной миссии под эгидой Евросоюза.

Несущественное отношение Кишинева к саммиту ОБСЕ в Астане видно из того, на каком уровне Молдова была представлена на этом мероприятии. Несмотря на то, что Гимпу пока является исполняющим обязанности президента страны, а Филат продолжает исполнять обязанности премьера, в Астане Молдову представляли замминистра иностранных дел и европейской интеграции Андрей Попов и вице-премьер Виктор Осипов. Необходимо уточнить, что оба находятся вне активного политического круговорота, а это несомненно выставило их в менее привлекательном свете перед остальными делегациями, прибывшими в Астане. В то же время необходимо отметить, что в рамках саммита Осипов отметил необходимость соблюдения Россией обязательств Стамбульского саммита ОБСЕ 1999 года.

Вместе с тем, Россия прилагает усилия в пользу принятия своей позиции относительно контроля над обычным вооружением в Европе и единой модели урегулирования конфликтов. Эти вопросы затрагивались российской стороной во время обзорной конференции ОБСЕ [1], которая состоялась 30 ноября. В рамках конференции российская делегация отметила необходимость модернизации принципов подхода к урегулированию конфликтов. С точки зрения Москвы, предыдущие формулировки прошлых саммитов ОБСЕ не имели должного эффекта в урегулировании конфликтов.  По мнению Кремля, решения по конфликтам нельзя навязывать - их должны искать, прежде всего, сами стороны. Также, российская сторона отмечает, что для нее неприемлемы любые неконсенсусные механизмы. Согласно российской делегации, надо посмотреть, как операционализировать уже имеющийся инструментарий. В частности, Кремль предлагает согласовать единые принципы урегулирования. Российские предложения на сей счет находятся на столе переговоров, и Москва рассчитывает на их субстантивное рассмотрение после саммита. В то же время подчеркивается необходимость соблюдения принципа неделимости безопасности в отношениях между международными игроками.

В статье главы МИД России Сергея Лаврова [2], опубликованной накануне саммита, также говорится о проблеме урегулирования конфликтов и роли ОБСЕ в качестве посредника. Министр иностранных дел России отметил важность исключения двойных стандартов при урегулировании конфликтов и необходимость применения идентичных критериев, адаптированных к специфике того или иного конфликта. Тем самым, Россия намерена сблизить конфликтующие стороны, укрепить доверие и, в конечном итоге, прийти к мирному решению.

Несмотря на это, формула Москвы противоречит реальной конъюнктуре «приднестровского конфликта», в котором российский фактор имеет огромное значение. На самом деле,  внедрение российской парадигмы противодействовало бы абсолютно оправданным заявлениям стран, которые обвиняют Россию во вмешательстве и поддержке сепаратистских режимов, в том числе приднестровского. Весьма вероятно, что даже полностью не осознавая все риски, связанные с данным предложением, позиция России создает предпосылки для дальнейшего «замораживания» конфликтов. При приемлемой форме, данная позиция не выдерживает критики при анализе ее рациональности, будучи предложенной в период, когда российский фактор вне границ России достаточно слаб из-за огромных затрат и трудностей, связанных с поддержкой сепаратистских режимов. Поэтому для сохранения регионального влияния и рационализации своей внешней политики, Россия выступила с инициативой структуризации ряда справедливых принципов для урегулирования конфликтов. Вместе с принципом «единого пространства безопасности» и воздержания от построения собственной системы безопасности за счет других, это является выражением новой архитектуры безопасности, которую два года назад представил мировой общественности президент РФ Дмитрий Медведев. Анализируя статью Лаврова, можно понять, что чаяния России основываются на ее незыблемой позиции относительно трактовки известных конфликтов, так как защищая интересы конфликтующих сторон Кремль желает продвигать собственные интересы. В пользу своих аргументов Москва приводит грузинский пример 2008 года, отмечая, что тогда ОБСЕ руководствовалось селективными принципами, допустив выхода ситуации из-под контроля. С этой точки зрения Россия критикует инициативы о повышении «гибкости» и «ускорения» принятия решений в рамках ОБСЕ, которые квалифицируются как «неконсенсуальные». Наоборот, это подтверждает идею о том, чтобы деятельность ОБСЕ стала более прозрачной и дисциплинированной, учитывая «тугую» передачу информации наблюдателей ОБСЕ из зоны южноосетинского конфликта руководству организации накануне войны в Грузии (год 2008). В этой связи Москва высказывается за то, чтобы ОБСЕ была более активной и сильной на международном уровне. Подтекст этих намерений исходит из интереса Кремля усилить свои позиции в ОБСЕ и контроль за принятием решений в рамках этой организации.

Кроме того, Лавров попытался подчеркнуть деструктивный характер вычеркивания из расчетов региональной конъюнктуры в процессе урегулирования конфликтов. Это характерно и для приднестровского конфликта, где на фоне политической неясности правобережной Молдовы, прорумынской политики ряда сил и проблем «неполного» руководства страны переговорный процесс сник. Тот же принцип был использован для того, чтобы отполировать имидж российской миротворческой миссии, которая давно уже потеряла свою актуальность. Однако в связи с отсутствием приемлемой альтернативы эта миссия сохраняется, по настоянию российской стороны.

Безразличие молдавских лидеров и их обеспокоенность налаживанием постэлекторальной политической конфигурации сыграли не в пользу Молдовы на саммите в Астане, где уже принята декларация по поводу нагорно-карабахского конфликта [3]. Этот документ является своеобразной радиографией нынешней ситуации в регионе и предлагает краткосрочные и среднесрочные задачи для урегулирования ситуации.

К сожалению, то, как была представлена Молдова на саммите ОБСЕ в Астане, отсутствие сильной официальной риторики и политическая неясность, сложившаяся после досрочных парламентских выборов 28 ноября, сократили шансы для глубокого и всестороннего подхода к приднестровскому конфликту. Таким образом, голос Кишинева на саммите ОБСЕ был почти не слышен, а ведь на аналогичном саммите этой организации 11 лет назад был достигнут существенный прогресс относительно обязательств России в процессе урегулирования этого конфликта.   

Ссылки:

1.    Выступление главы российской делегации на закрытии Обзорной конференции ОБСЕ по рассмотрению выполнения обязательств в области человеческого измерения, Астана, 28 ноября 2010 года, http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/66C048838E57F3ACC32577E9004E9E15

2.    "Как преодолеть кризис идентичности", "Российская газета", 30 ноября 2010 года, Статья Министра иностранных дел России С.В.Лаврова, http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/B285312543C5CD15C32577EB002581CB

3.    Joint Statement by the Heads of Delegation of the OSCE Minsk Group Co-Chair Countries and the Presidents of Azerbaijan and Armenia, http://summit2010.osce.org/en/press_release/node/427

 



Мнения читателей
Последние коментарии:
Нет комментариев.
Авторизируйтесь чтобы иметь возможность комментировать.
T